Вересковый мёд. Вересковый мед википедия


Вересковый мёд — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Ве́ресковый мёд (англ. Heather Ale, дословно «Вересковый эль») — стихотворение (баллада) Роберта Льюиса Стивенсона (1880). В оригинале имеет также подзаголовок «Галлоуэйская легенда» (англ. A Galloway Legend), по названию местности Галлоуэй на юго-западе Шотландии.

Стихотворение состоит из 11 восьмистиший (рифмуются только чётные строки), написано языком с оттенком стилизации под старину. Баллада повествует об истреблении королём Шотландии «маленького народа» (англ. dwarfish folk), прежде населявшего эти земли, — Стивенсон называет их также «пиктами». Двух последних представителей этого народа, отца и сына, доставили к королю, чтобы они открыли секрет приготовления сладкого хмельного напитка из вереска, причём им угрожают пытками и смертью на костре. Старик-отец соглашается открыть секрет. Однако ему совестно делать это на глазах сына. Поэтому он просит сначала утопить юношу в море. Когда король соглашается и юношу бросают в волны, старик говорит, что ему-то костёр не страшен, но сомневался он в стойкости сына, а тайны он всё равно не выдаст, и она умрёт вместе с ним.

Исторические основы баллады довольно сомнительны, поскольку пикты в действительности были не уничтожены, а ассимилированы скоттами в IX—X вв., — и сам Стивенсон замечал это в авторском примечании к публикации «Верескового мёда» в своей книге «Баллады» (1890)[2]. В то же время некоторые исследователи указывали на сообщения средневековых хронистов о последних пиктах, обитавших на окраинах Шотландии ещё в середине XV века, связывая балладу Стивенсона с какими-то преданиями, относящимися к тому времени[3].

Уловка, аналогичная использованной стариком, упоминается в Гренландской Песне об Атли из Старшей Эдды, где пленный Гуннар, когда от него требуют открыть, где лежит Золото Нифлунгов, требует сердце знающего тайну Хёгни. Получив его, он говорит, что теперь может не сомневаться, что золото раздора навсегда останется в Рейне[4]. Стивенсон, скорее всего[источник не указан 709 дней]К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан), взял за основу своего сюжета не малоизвестную «Песнь об Атли», а гораздо более известную «Песнь о Нибелунгах», куда этот эпизод попал в заметно изменённом виде: там, напротив , Хаген (=Хёгни) мотивирует отказ раскрыть место дислокации клада тем, что поклялся трём братьям-королям хранить тайну, пока жив хотя бы один из троих (а к этому моменту из всех троих только Гюнтер (=Гуннар) оставался в живых) — после же убийства Гюнтера заявляет, что теперь тайна умрёт вместе с ним.

На русский язык балладу впервые перевёл Николай Чуковский под названием «Вересковое пиво» (1935 г., опубликован в журнале «Звезда» в 1939 г.). Новый перевод, выполненный С. Я. Маршаком, был опубликован в 1941 году под названием «Вересковый мёд» и приобрёл значительную популярность. В 1947 году именно так был озаглавлен сборник переводов Маршака, выпущенный Государственным издательством детской литературы[5].

Баллада Стивенсона в переводе Маршака включалась в школьную программу по литературе для изучения в 5 классе[6][7].

Экранизации и влияние

  • В 1963 году был создан диафильм Витольда Бордзиловского «Вересковый мёд»[8].
  • В 1974 году на Киевской киностудии научно-популярных фильмов по тексту баллады Ириной Гурвич был снят одноимённый мультипликационный фильм[9].
  • Далёким отражением этой популярности является песня группы «Чёрный Лукич» «Вересковый мёд», давшая название одноимённому альбому (2003), и название пятигорской фолк-группы «Вересковый мёд».
  • Создательница группы «Мельница» Хелависа отмечала, что «прочитанная в три года баллада Стивенсона „Вересковый мед“ в переводе С. Я. Маршака повлияла на меня настолько сильно, что я на всю жизнь „заболела“ Шотландией, соседней Ирландией и атмосферой „кельтского тумана“ вообще»[10].
  • Баллада была положена на музыку и исполнена российской группой «The Hobbit Shire»[11] (на русском языке в переводе С. Маршака).
  • У группы Wallace Band есть песня «Вересковый мёд»
  • Стихотворение Константина Симонова «Рассказ о спрятанном оружии» основано на схожем сюжете: пленный республиканец готов выдать франкистам местонахождение схрона с оружием при условии, что казнят второго республиканца, захваченного вместе с ним. Когда казнь происходит, герой объясняет начальнику тюрьмы, что казненный ослабел после пыток и был готов выдать местонахождение тайника, а теперь тайна сохранится.

Примечания

Видео по теме

Ссылки

wikipedia.green

Вересковый мёд — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Ве́ресковый мёд (англ. Heather Ale, дословно «Вересковый эль») — стихотворение (баллада) Роберта Льюиса Стивенсона (1880). В оригинале имеет также подзаголовок «Галлоуэйская легенда» (англ. A Galloway Legend), по названию местности Галлоуэй на юго-западе Шотландии.

Стихотворение состоит из 11 восьмистиший (рифмуются только чётные строки), написано языком с оттенком стилизации под старину. Баллада повествует об истреблении королём Шотландии «маленького народа» (англ. dwarfish folk), прежде населявшего эти земли, — Стивенсон называет их также «пиктами». Двух последних представителей этого народа, отца и сына, доставили к королю, чтобы они открыли секрет приготовления сладкого хмельного напитка из вереска, причём им угрожают пытками и смертью на костре. Старик-отец соглашается открыть секрет. Однако ему совестно делать это на глазах сына. Поэтому он просит сначала утопить юношу в море. Когда король соглашается и юношу бросают в волны, старик говорит, что ему-то костёр не страшен, но сомневался он в стойкости сына, а тайны он всё равно не выдаст, и она умрёт вместе с ним.

Исторические основы баллады довольно сомнительны, поскольку пикты в действительности были не уничтожены, а ассимилированы скоттами в IX—X вв., — и сам Стивенсон замечал это в авторском примечании к публикации «Верескового мёда» в своей книге «Баллады» (1890)[2]. В то же время некоторые исследователи указывали на сообщения средневековых хронистов о последних пиктах, обитавших на окраинах Шотландии ещё в середине XV века, связывая балладу Стивенсона с какими-то преданиями, относящимися к тому времени[3].

Уловка, аналогичная использованной стариком, упоминается в Гренландской Песне об Атли из Старшей Эдды, где пленный Гуннар, когда от него требуют открыть, где лежит Золото Нифлунгов, требует сердце знающего тайну Хёгни. Получив его, он говорит, что теперь может не сомневаться, что золото раздора навсегда останется в Рейне[4]. Стивенсон, скорее всего[источник не указан 705 дней], взял за основу своего сюжета не малоизвестную «Песнь об Атли», а гораздо более известную «Песнь о Нибелунгах», куда этот эпизод попал в заметно изменённом виде: там, напротив , Хаген (=Хёгни) мотивирует отказ раскрыть место дислокации клада тем, что поклялся трём братьям-королям хранить тайну, пока жив хотя бы один из троих (а к этому моменту из всех троих только Гюнтер (=Гуннар) оставался в живых) — после же убийства Гюнтера заявляет, что теперь тайна умрёт вместе с ним.

На русский язык балладу впервые перевёл Николай Чуковский под названием «Вересковое пиво» (1935 г., опубликован в журнале «Звезда» в 1939 г.). Новый перевод, выполненный С. Я. Маршаком, был опубликован в 1941 году под названием «Вересковый мёд» и приобрёл значительную популярность. В 1947 году именно так был озаглавлен сборник переводов Маршака, выпущенный Государственным издательством детской литературы[5].

Баллада Стивенсона в переводе Маршака включалась в школьную программу по литературе для изучения в 5 классе[6][7].

  • В 1963 году был создан диафильм Витольда Бордзиловского «Вересковый мёд»[8].
  • В 1974 году на Киевской киностудии научно-популярных фильмов по тексту баллады Ириной Гурвич был снят одноимённый мультипликационный фильм[9].
  • Далёким отражением этой популярности является песня группы «Чёрный Лукич» «Вересковый мёд», давшая название одноимённому альбому (2003), и название пятигорской фолк-группы «Вересковый мёд».
  • Создательница группы «Мельница» Хелависа отмечала, что «прочитанная в три года баллада Стивенсона „Вересковый мед“ в переводе С. Я. Маршака повлияла на меня настолько сильно, что я на всю жизнь „заболела“ Шотландией, соседней Ирландией и атмосферой „кельтского тумана“ вообще»[10].
  • Баллада была положена на музыку и исполнена российской группой «The Hobbit Shire»[11] (на русском языке в переводе С. Маршака).
  • У группы Wallace Band есть песня «Вересковый мёд».
  • Стихотворение Константина Симонова «Рассказ о спрятанном оружии» основано на схожем сюжете: пленный республиканец готов выдать франкистам местонахождение схрона с оружием при условии, что казнят второго республиканца, захваченного вместе с ним. Когда казнь происходит, герой объясняет начальнику тюрьмы, что казненный ослабел после пыток и был готов выдать местонахождение тайника, а теперь тайна сохранится.

ru.bywiki.com

Вересковый мёд Википедия

Ве́ресковый мёд (англ. Heather Ale, дословно «Вересковый эль») — стихотворение (баллада) Роберта Льюиса Стивенсона (1880). В оригинале имеет также подзаголовок «Галлоуэйская легенда» (англ. A Galloway Legend), по названию местности Галлоуэй на юго-западе Шотландии.

Стихотворение состоит из 11 восьмистиший (рифмуются только чётные строки), написано языком с оттенком стилизации под старину. Баллада повествует об истреблении королём Шотландии «маленького народа» (англ. dwarfish folk), прежде населявшего эти земли, — Стивенсон называет их также «пиктами». Двух последних представителей этого народа, отца и сына, доставили к королю, чтобы они открыли секрет приготовления сладкого хмельного напитка из вереска, причём им угрожают пытками и смертью на костре. Старик-отец соглашается открыть секрет. Однако ему совестно делать это на глазах сына. Поэтому он просит сначала утопить юношу в море. Когда король соглашается и юношу бросают в волны, старик говорит, что ему-то костёр не страшен, но сомневался он в стойкости сына, а тайны он всё равно не выдаст, и она умрёт вместе с ним.

Исторические основы баллады довольно сомнительны, поскольку пикты в действительности были не уничтожены, а ассимилированы скоттами в IX—X вв., — и сам Стивенсон замечал это в авторском примечании к публикации «Верескового мёда» в своей книге «Баллады» (1890)[2]. В то же время некоторые исследователи указывали на сообщения средневековых хронистов о последних пиктах, обитавших на окраинах Шотландии ещё в середине XV века, связывая балладу Стивенсона с какими-то преданиями, относящимися к тому времени[3].

Уловка, аналогичная использованной стариком, упоминается в Гренландской Песне об Атли из Старшей Эдды, где пленный Гуннар, когда от него требуют открыть, где лежит Золото Нифлунгов, требует сердце знающего тайну Хёгни. Получив его, он говорит, что теперь может не сомневаться, что золото раздора навсегда останется в Рейне[4]. Стивенсон, скорее всего[источник не указан 705 дней], взял за основу своего сюжета не малоизвестную «Песнь об Атли», а гораздо более известную «Песнь о Нибелунгах», куда этот эпизод попал в заметно изменённом виде: там, напротив , Хаген (=Хёгни) мотивирует отказ раскрыть место дислокации клада тем, что поклялся трём братьям-королям хранить тайну, пока жив хотя бы один из троих (а к этому моменту из всех троих только Гюнтер (=Гуннар) оставался в живых) — после же убийства Гюнтера заявляет, что теперь тайна умрёт вместе с ним.

На русский язык балладу впервые перевёл Николай Чуковский под названием «Вересковое пиво» (1935 г., опубликован в журнале «Звезда» в 1939 г.). Новый перевод, выполненный С. Я. Маршаком, был опубликован в 1941 году под названием «Вересковый мёд» и приобрёл значительную популярность. В 1947 году именно так был озаглавлен сборник переводов Маршака, выпущенный Государственным издательством детской литературы[5].

Баллада Стивенсона в переводе Маршака включалась в школьную программу по литературе для изучения в 5 классе[6][7].

Экранизации и влияние

  • В 1963 году был создан диафильм Витольда Бордзиловского «Вересковый мёд»[8].
  • В 1974 году на Киевской киностудии научно-популярных фильмов по тексту баллады Ириной Гурвич был снят одноимённый мультипликационный фильм[9].
  • Далёким отражением этой популярности является песня группы «Чёрный Лукич» «Вересковый мёд», давшая название одноимённому альбому (2003), и название пятигорской фолк-группы «Вересковый мёд».
  • Создательница группы «Мельница» Хелависа отмечала, что «прочитанная в три года баллада Стивенсона „Вересковый мед“ в переводе С. Я. Маршака повлияла на меня настолько сильно, что я на всю жизнь „заболела“ Шотландией, соседней Ирландией и атмосферой „кельтского тумана“ вообще»[10].
  • Баллада была положена на музыку и исполнена российской группой «The Hobbit Shire»[11] (на русском языке в переводе С. Маршака).
  • У группы Wallace Band есть песня «Вересковый мёд».
  • Стихотворение Константина Симонова «Рассказ о спрятанном оружии» основано на схожем сюжете: пленный республиканец готов выдать франкистам местонахождение схрона с оружием при условии, что казнят второго республиканца, захваченного вместе с ним. Когда казнь происходит, герой объясняет начальнику тюрьмы, что казненный ослабел после пыток и был готов выдать местонахождение тайника, а теперь тайна сохранится.

Примечания

Ссылки

wikiredia.ru

Вересковый мёд (баллада) Википедия

Ве́ресковый мёд (англ. Heather Ale, дословно «Вересковый эль») — стихотворение (баллада) Роберта Льюиса Стивенсона (1880). В оригинале имеет также подзаголовок «Галлоуэйская легенда» (англ. A Galloway Legend), по названию местности Галлоуэй на юго-западе Шотландии.

Стихотворение состоит из 11 восьмистиший (рифмуются только чётные строки), написано языком с оттенком стилизации под старину. Баллада повествует об истреблении королём Шотландии «маленького народа» (англ. dwarfish folk), прежде населявшего эти земли, — Стивенсон называет их также «пиктами». Двух последних представителей этого народа, отца и сына, доставили к королю, чтобы они открыли секрет приготовления сладкого хмельного напитка из вереска, причём им угрожают пытками и смертью на костре. Старик-отец соглашается открыть секрет. Однако ему совестно делать это на глазах сына. Поэтому он просит сначала утопить юношу в море. Когда король соглашается и юношу бросают в волны, старик говорит, что ему-то костёр не страшен, но сомневался он в стойкости сына, а тайны он всё равно не выдаст, и она умрёт вместе с ним.

Исторические основы баллады довольно сомнительны, поскольку пикты в действительности были не уничтожены, а ассимилированы скоттами в IX—X вв., — и сам Стивенсон замечал это в авторском примечании к публикации «Верескового мёда» в своей книге «Баллады» (1890)[2]. В то же время некоторые исследователи указывали на сообщения средневековых хронистов о последних пиктах, обитавших на окраинах Шотландии ещё в середине XV века, связывая балладу Стивенсона с какими-то преданиями, относящимися к тому времени[3].

Уловка, аналогичная использованной стариком, упоминается в Гренландской Песне об Атли из Старшей Эдды, где пленный Гуннар, когда от него требуют открыть, где лежит Золото Нифлунгов, требует сердце знающего тайну Хёгни. Получив его, он говорит, что теперь может не сомневаться, что золото раздора навсегда останется в Рейне[4]. Стивенсон, скорее всего[источник не указан 705 дней], взял за основу своего сюжета не малоизвестную «Песнь об Атли», а гораздо более известную «Песнь о Нибелунгах», куда этот эпизод попал в заметно изменённом виде: там, напротив , Хаген (=Хёгни) мотивирует отказ раскрыть место дислокации клада тем, что поклялся трём братьям-королям хранить тайну, пока жив хотя бы один из троих (а к этому моменту из всех троих только Гюнтер (=Гуннар) оставался в живых) — после же убийства Гюнтера заявляет, что теперь тайна умрёт вместе с ним.

На русский язык балладу впервые перевёл Николай Чуковский под названием «Вересковое пиво» (1935 г., опубликован в журнале «Звезда» в 1939 г.). Новый перевод, выполненный С. Я. Маршаком, был опубликован в 1941 году под названием «Вересковый мёд» и приобрёл значительную популярность. В 1947 году именно так был озаглавлен сборник переводов Маршака, выпущенный Государственным издательством детской литературы[5].

Баллада Стивенсона в переводе Маршака включалась в школьную программу по литературе для изучения в 5 классе[6][7].

Экранизации и влияние

  • В 1963 году был создан диафильм Витольда Бордзиловского «Вересковый мёд»[8].
  • В 1974 году на Киевской киностудии научно-популярных фильмов по тексту баллады Ириной Гурвич был снят одноимённый мультипликационный фильм[9].
  • Далёким отражением этой популярности является песня группы «Чёрный Лукич» «Вересковый мёд», давшая название одноимённому альбому (2003), и название пятигорской фолк-группы «Вересковый мёд».
  • Создательница группы «Мельница» Хелависа отмечала, что «прочитанная в три года баллада Стивенсона „Вересковый мед“ в переводе С. Я. Маршака повлияла на меня настолько сильно, что я на всю жизнь „заболела“ Шотландией, соседней Ирландией и атмосферой „кельтского тумана“ вообще»[10].
  • Баллада была положена на музыку и исполнена российской группой «The Hobbit Shire»[11] (на русском языке в переводе С. Маршака).
  • У группы Wallace Band есть песня «Вересковый мёд».
  • Стихотворение Константина Симонова «Рассказ о спрятанном оружии» основано на схожем сюжете: пленный республиканец готов выдать франкистам местонахождение схрона с оружием при условии, что казнят второго республиканца, захваченного вместе с ним. Когда казнь происходит, герой объясняет начальнику тюрьмы, что казненный ослабел после пыток и был готов выдать местонахождение тайника, а теперь тайна сохранится.

Примечания

Ссылки

wikiredia.ru

Вересковый мёд — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Ве́ресковый мёд (англ. Heather Ale, дословно «Вересковый эль») — стихотворение (баллада) Роберта Льюиса Стивенсона (1880). В оригинале имеет также подзаголовок «Галлоуэйская легенда» (англ. A Galloway Legend), по названию местности Галлоуэй на юго-западе Шотландии.

Стихотворение состоит из 11 восьмистиший (рифмуются только чётные строки), написано языком с оттенком стилизации под старину. Баллада повествует об истреблении королём Шотландии «маленького народа» (англ. dwarfish folk), прежде населявшего эти земли, — Стивенсон называет их также «пиктами». Двух последних представителей этого народа, отца и сына, доставили к королю, чтобы они открыли секрет приготовления сладкого хмельного напитка из вереска, причём им угрожают пытками и смертью на костре. Старик-отец соглашается открыть секрет. Однако ему совестно делать это на глазах сына. Поэтому он просит сначала утопить юношу в море. Когда король соглашается и юношу бросают в волны, старик говорит, что ему-то костёр не страшен, но сомневался он в стойкости сына, а тайны он всё равно не выдаст, и она умрёт вместе с ним.

Исторические основы баллады довольно сомнительны, поскольку пикты в действительности были не уничтожены, а ассимилированы скоттами в IX—X вв., — и сам Стивенсон замечал это в авторском примечании к публикации «Верескового мёда» в своей книге «Баллады» (1890)[2]. В то же время некоторые исследователи указывали на сообщения средневековых хронистов о последних пиктах, обитавших на окраинах Шотландии ещё в середине XV века, связывая балладу Стивенсона с какими-то преданиями, относящимися к тому времени[3].

Уловка, аналогичная использованной стариком, упоминается в Гренландской Песне об Атли из Старшей Эдды, где пленный Гуннар, когда от него требуют открыть, где лежит Золото Нифлунгов, требует сердце знающего тайну Хёгни. Получив его, он говорит, что теперь может не сомневаться, что золото раздора навсегда останется в Рейне[4]. Стивенсон, скорее всего[источник не указан 705 дней], взял за основу своего сюжета не малоизвестную «Песнь об Атли», а гораздо более известную «Песнь о Нибелунгах», куда этот эпизод попал в заметно изменённом виде: там, напротив , Хаген (=Хёгни) мотивирует отказ раскрыть место дислокации клада тем, что поклялся трём братьям-королям хранить тайну, пока жив хотя бы один из троих (а к этому моменту из всех троих только Гюнтер (=Гуннар) оставался в живых) — после же убийства Гюнтера заявляет, что теперь тайна умрёт вместе с ним.

На русский язык балладу впервые перевёл Николай Чуковский под названием «Вересковое пиво» (1935 г., опубликован в журнале «Звезда» в 1939 г.). Новый перевод, выполненный С. Я. Маршаком, был опубликован в 1941 году под названием «Вересковый мёд» и приобрёл значительную популярность. В 1947 году именно так был озаглавлен сборник переводов Маршака, выпущенный Государственным издательством детской литературы[5].

Баллада Стивенсона в переводе Маршака включалась в школьную программу по литературе для изучения в 5 классе[6][7].

  • В 1963 году был создан диафильм Витольда Бордзиловского «Вересковый мёд»[8].
  • В 1974 году на Киевской киностудии научно-популярных фильмов по тексту баллады Ириной Гурвич был снят одноимённый мультипликационный фильм[9].
  • Далёким отражением этой популярности является песня группы «Чёрный Лукич» «Вересковый мёд», давшая название одноимённому альбому (2003), и название пятигорской фолк-группы «Вересковый мёд».
  • Создательница группы «Мельница» Хелависа отмечала, что «прочитанная в три года баллада Стивенсона „Вересковый мед“ в переводе С. Я. Маршака повлияла на меня настолько сильно, что я на всю жизнь „заболела“ Шотландией, соседней Ирландией и атмосферой „кельтского тумана“ вообще»[10].
  • Баллада была положена на музыку и исполнена российской группой «The Hobbit Shire»[11] (на русском языке в переводе С. Маршака).
  • У группы Wallace Band есть песня «Вересковый мёд».
  • Стихотворение Константина Симонова «Рассказ о спрятанном оружии» основано на схожем сюжете: пленный республиканец готов выдать франкистам местонахождение схрона с оружием при условии, что казнят второго республиканца, захваченного вместе с ним. Когда казнь происходит, герой объясняет начальнику тюрьмы, что казненный ослабел после пыток и был готов выдать местонахождение тайника, а теперь тайна сохранится.

ru.wikiyy.com

Вересковый мёд — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Ве́ресковый мёд (англ. Heather Ale, дословно «Вересковый эль») — стихотворение (баллада) Роберта Льюиса Стивенсона (1880). В оригинале имеет также подзаголовок «Галлоуэйская легенда» (англ. A Galloway Legend), по названию местности Галлоуэй на юго-западе Шотландии.

Стихотворение состоит из 11 восьмистиший (рифмуются только чётные строки), написано языком с оттенком стилизации под старину. Баллада повествует об истреблении королём Шотландии «маленького народа» (англ. dwarfish folk), прежде населявшего эти земли, — Стивенсон называет их также «пиктами». Двух последних представителей этого народа, отца и сына, доставили к королю, чтобы они открыли секрет приготовления сладкого хмельного напитка из вереска, причём им угрожают пытками и смертью на костре. Старик-отец соглашается открыть секрет. Однако ему совестно делать это на глазах сына. Поэтому, он просит сначала утопить юношу в море. Когда король соглашается и юношу бросают в волны, старик говорит, что ему-то костёр не страшен, но сомневался он в стойкости сына, а тайны он всё равно не выдаст, и она умрёт вместе с ним.

Исторические основы баллады довольно сомнительны, поскольку пикты в действительности были не уничтожены, а ассимилированы скоттами в IX—X вв., — и сам Стивенсон замечал это в авторском примечании к публикации «Верескового мёда» в своей книге «Баллады» (1890)[1]. В то же время некоторые исследователи указывали на сообщения средневековых хронистов о последних пиктах, обитавших на окраинах Шотландии ещё в середине XV века, связывая балладу Стивенсона с какими-то преданиями, относящимися к тому времени[2].

Уловка, аналогичная использованной стариком, упоминается в Гренландской Песне об Атли из Старшей Эдды, где пленный Гуннар, когда от него требуют открыть, где лежит Золото Нифлунгов, требует сердце знающего тайну Хёгни. Получив его, он говорит, что теперь может не сомневаться, что золото раздора навсегда останется в Рейне[3]. Стивенсон, скорее всего[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Вересковый мёдОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Вересковый мёдОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Вересковый мёд[источник не указан 709 дней], взял за основу своего сюжета не малоизвестную «Песнь об Атли», а гораздо более известную «Песнь о Нибелунгах», куда этот эпизод попал в заметно измененном виде: там, напротив , Хаген (=Хёгни) мотивирует отказ раскрыть место дислокации клада тем, что поклялся трём братьям-королям хранить тайну, пока жив хотя бы один из троих (а к этому моменту из всех троих только Гюнтер (=Гуннар) оставался в живых) — после же убийства Гюнтера заявляет, что теперь тайна умрёт вместе с ним.

На русский язык балладу впервые перевёл Николай Чуковский под названием «Вересковое пиво» (1935 г., опубликован в журнале «Звезда» в 1939 г.). Новый перевод, выполненный С. Я. Маршаком, был опубликован в 1941 году и приобрёл значительную популярность. В 1947 году именно так был озаглавлен сборник переводов Маршака, выпущенный Государственным издательством детской литературы[4].

Баллада Стивенсона в переводе Маршака включается в школьную программу по литературе для изучения в 5 классе[5][6].

Экранизации и влияние

Напишите отзыв о статье "Вересковый мёд"

Примечания

  1. ↑ [http://www.archive.org/stream/ballads02stevgoog#page/n91/mode/1up R. L. Stevenson. Note to Heather Ale] // R. L. Stevenson. Ballads. — NY: Charles Scribner’s sons, 1890. — P. 79.
  2. ↑ [http://www.electricscotland.com/gardening/heather18.htm Alexander Wallace. The heather in lore, lyric and lay] — A. T. De La Mare ptg. and pub. co., ltd., 1903.
  3. ↑ [http://izbakurnog.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000007/st030.shtml Гренландская Песнь об Атли]
  4. ↑ [http://s-marshak.ru/books/v/v04/v04.htm С. Маршак. Вересковый мёд] // «Недописанная страница»: Сайт о жизни и творчестве Самуила Яковлевича Маршака
  5. ↑ [http://www.prosv.ru/ebooks/Korovina_Literatura_5kl_Metod/5.html Из зарубежной литературы. Роберт Луис Стивенсон. Вересковый мёд] // Коровина В. Я., Збарский И. С. Литература. 5 класс. Методические советы. — М.: Просвещение, 2003.
  6. ↑ [http://festival.1september.ru/articles/527421/ Кулакова А. Г. Урок литературы в 6-м классе по теме «Мир баллады Р. Стивенсона „Вересковый мёд“»]
  7. ↑ [http://s-marshak.ru/art/diafilms/diafilms20/diafilms20.htm Вересковый мёд (диафильм)] // «Недописанная страница»: Сайт о жизни и творчестве Самуила Яковлевича Маршака
  8. ↑ [http://s-marshak.ru/art/cinema/cinema02/cinema02.htm Вересковый мёд (мультфильм)] // «Недописанная страница»: Сайт о жизни и творчестве Самуила Яковлевича Маршака
  9. ↑ [http://www.newsmusic.ru/news_2_10078.htm Хелависа: Я на всю жизнь «заболела» Шотландией, Ирландией и кельтским туманом] // Newsmusic.ru, март 2008 г.
  10. ↑ Григорий Спицын. [http://www.mirf.ru/News/YUbilei_gruppy_The_Hobbit_Shire_6004.htm Юбилей группы The Hobbit Shire] (10 мая 2007). Проверено 2013-08-.06. [http://www.webcitation.org/6JFBFpnd1 Архивировано из первоисточника 30 августа 2013].

Ссылки

  • [http://www.bartleby.com/246/961.html Robert Louis Stevenson. Heather Ale: A Galloway Legend]  (англ.)

Отрывок, характеризующий Вересковый мёд

– Расскажи мне ещё, Север! Расскажи мне, пожалуйста, про Катар… Сколько прожили они без своей Путеводной Звезды, без Магдалины? Но Север вдруг почему-то заволновался и напряжённо ответил: – Прости меня, Изидора, но, думаю, я расскажу тебе всё это позже… Я не могу здесь оставаться более. Прошу тебя, держись мой друг. Что бы ни случилось – постарайся быть сильной… И, мягко растаяв, ушёл «дуновением»... А на пороге уже снова стоял Караффа. – Ну что ж, Изидора, надумали ли что-то порассудительнее? – не поздоровавшись, начал Караффа. – Я очень надеюсь, что эта неделя образумит Вас и мне не придётся прибегать к самым крайним мерам. Я ведь говорил Вам совершенно искренне – мне не хочется причинять вред Вашей прекрасной дочери, скорее наоборот. Я был бы рад, если бы Анна и дальше училась и познавала новое. Она пока ещё слишком вспыльчива в своих поступках и категорична в своих суждениях, но в ней живёт огромный потенциал. Можно только представить, на что она была бы способна, если позволить ему правильно раскрыться!.. Как Вы на это смотрите, Изидора? Ведь для этого мне нужно всего лишь Ваше согласие. И тогда снова у Вас будет всё хорошо. – Не считая смерти моего мужа и отца, не так ли, Ваше святейшество? – горько спросила я. – Ну, это было непредвиденным осложнением (!..). И ведь у Вас ещё остаётся Анна, не забывайте этого! – А почему у меня должен вообще кто-то «оставаться», Ваше святейшество?.. У меня ведь была чудесная семья, которую я очень любила, и которая являлась для меня всем на свете! Но Вы её уничтожили… всего лишь из-за «непредвиденного осложнения», как Вы только что выразились!.. Неужели живые люди и впрямь не имеют для Вас никакого значения?! Караффа расслабленно опустился в кресло и совершенно спокойно произнёс: – Люди интересуют меня лишь настолько, сколь послушны они нашей святейшей церкви. Или сколь неординарны и необычны их умы. Но таковые попадаются, к сожалению, очень редко. Обычная же толпа не интересует меня вообще! Это сборище мало мыслящего мяса, которое не годится более ни на что, кроме как на выполнение чужой воли и чужих приказов, ибо их мозг не в состоянии постичь даже самую примитивную истину. Даже зная Караффу, я чувствовала, как у меня от волнения закружилась голова... Как же возможно было жить, думая такое?!. – Ну, а одарённые?.. Вы ведь боитесь их, Ваше святейшество, не так ли? Иначе Вы бы так зверски не убивали их. Скажите, если Вы всё равно в конце сжигаете их, то зачем же так бесчеловечно их мучить ещё до того, как взойдут на костёр? Неужели для Вас недостаточно того зверства, которое Вы творите, сжигая живьём этих несчастных?.. – Они должны покаяться и признаться, Изидора! Иначе их душа не очистится, несмотря на то, что я предам их пламени святого костра. Они обязаны избавиться от зарождения в них дьявола – должны избавиться от своего грязного Дара! Иначе их душа, придя на Землю из тьмы, снова окунётся в такую же тьму... И я не смогу выполнить свой долг – присоединить их падшие души к Господу Богу. Понимаете ли Вы это, Изидора?! Нет, я не понимала... так как это был самый настоящий бред крайне сумасшедшего человека!.. Непостижимый мозг Караффы был для меня загадкой за семью самыми тяжёлыми замками... И постичь эту загадку, по-моему, не мог никто. Иногда святейший Папа казался мне умнейшим и образованнейшим человеком, знающим намного больше, чем любой ординарный начитанный и образованный человек. Как я уже говорила раньше, он был чудесным собеседником, блиставшим своим цепким и острым умом, который полностью подчинял себе окружавших. Но иногда... то, что он «изрекал» не было похоже на что-нибудь нормальное или понятное. Где же находился в такие минуты его редкий ум?.. – Помилуйте, Ваше святейшество, Вы ведь говорите сейчас со мной! Зачем же притворяться?!. О каком «господе» здесь идёт речь? И к какому «господу» Вы желали бы присоединить души этих несчастных «грешников»? Да и вообще, не скажете ли, какому господу Вы сами верите? Если, конечно же, верите вообще... Вопреки моему ожиданию – он не взорвался в гневе... А всего лишь улыбнулся и учительским тоном произнёс: – Видите ли, Изидора, человеку не нужен Бог, чтобы во что-то верить, – видя моё ошарашенное лицо, Караффа весело рассмеялся. – Не правда ли, забавно слышать это именно от меня, Изидора?.. Но правда – она правда и есть, хотя я понимаю, что из уст Римского Папы это должно звучать более чем странно. Но повторяю – человеку истинно не нужен Бог… Ему для этого хватает и другого человека. Возьмите хотя бы Христа... Он ведь был просто очень одарённым, но всё же ЧЕЛОВЕКОМ! А достало ему всего лишь пройтись по воде, оживить полумёртвого, показать ещё несколько таких же «фокусов», ну, а нам – правильно объявить, что он является сыном Бога (а значит – почти что Богом), и всё пошло точно так, как было всегда – толпа, после его смерти, с радостью понеслась за своим искупителем... даже хорошенько не понимая, что же такое он по-настоящему для них искупил...

Радомир (Иисус Христос), умевший ходить по воде...

Как я уже говорил Вам ранее, людей надо уметь направлять и правильно ими управлять, Изидора. Только тогда возможно полностью держать над ними контроль. – Но Вы никогда не сможете контролировать целые народы!.. Для этого нужны армии, святейшество! И даже, допустив, что Вы эти народы как-то подчинили бы, я уверена, снова нашлись бы смелые люди, которые повели бы остальных отвоёвывать свою свободу.

o-ili-v.ru


Смотрите также